Стихи военных лет

ПОЭТ Служил забытому искусству Жизнь выражать через слова — И непосредственному чувству Вернул в поэзии права. Над ним одним дыханье ада И веющая благодать. Обожествлять его не надо, Необходимо оправдать. И холодок предзорный, Как холод ножевой, И березняк дозорный, И куст сторожевой. И кружит лист последний У детства на краю, И я, двадцатилетний, Под стихи военных лет встаю. Где — не знаю. Суть совсем не в том. Я — лежу в стихи военных лет кювете, Он — с мороза входит в теплый дом. Человек живет на белом свете, Он — в квартиру поднялся уже. Я — лежу в пристрелянном кювете На перебомбленном рубеже. Человек живет на белом свете. Он — в квартире зажигает свет. Я — лежу в пристрелянном кювете, Я — вмерзаю в ледяной кювет. Губы, щеки, веки Он стихи военных лет. С думой о далеком человеке Легче до атаки мне лежать. А потом подняться, разогнуться, От кювета тело оторвать, На ледовом поле не споткнуться И пойти в атаку — Воевать. Я лежу в пристрелянном кювете. Снег седой щетиной на скуле. Где-то человек живет на стихи военных лет — На необустроенной земле! Знаю, знаю — распрямлюсь да встану, Да чрез гробовую полосу К вражьему ощеренному стану Смертную прохладу понесу. Я лежу в пристрелянном кювете, Я к земле сквозь тусклый лед приник. Человек живет на белом свете — Мой далекий отсвет! На тридцатой, последней версте Ничего не сулит хорошего! Под моими ногами устало хрустеть Ледяное ломкое стихи военных лет. Ты в блокаду меня ведешь, Только небо с тобой, над тобой высоко. И нет на тебе никаких одёж: Гол как сокол. Ты на стихи военных лет своей версте Потерял для меня конец, И ветер устал над тобой свистеть, И устал грохотать свинец. Сумасшедшие мысли буравят мозг: Почему на льду не растет трава?! Самый страшный путь из моих путей! На двадцатой версте как я мог идти! Шли навстречу из города сотни детей. Одинокие дети на взорванном льду — Эту теплую смерть распознать не могли они сами И смотрели на падающую звезду Стихи военных лет глазами. Мне в атаках не надобно слова "вперед", Под каким бы стихи военных лет ни бывать огнем — У меня в зрачках черный ладожский лед, Ленинградские дети лежат на нем. ВОСПОМИНАНИЕ О ПЕХОТЕ Пули, стихи военных лет посланы мной, не возвращаются из полета, Очереди пулемета режут под корень траву. Я сплю, положив под стихи военных лет Синявинские болота, А ноги мои упираются в Ладогу и в Неву. Я подымаю веки, лежу усталый и заспанный, Слежу за костром неярким, ловлю исчезающий зной. И когда я поворачиваюсь с правого бока на спину, Синявинские болота хлюпают подо мной. Стихи военных лет когда я встаю и делаю шаг в атаку, Ветер боя летит и свистит у меня в ушах, И пятится фронт, и катится гром к Рейхстагу, Когда я делаю свой второй шаг. Стихи военных лет белый флаг вывешивают вражеские гарнизоны. Складывают оружье, в сторону отходя, Стихи военных лет на мое плечо, на погон полевой зеленый, Падают первые капли, майские капли дождя. А я все стихи военных лет иду, минуя снарядов разрывы, Перешагиваю моря и форсирую реки вброд. Я на привале в Пильзене пену сдуваю с пива И пепел с цигарки стряхиваю у Бранденбургских ворот. А весна между тем крепчает, и хрипнут походные рации, И, по фронтовым дорогам денно и нощно пыля, Я требую у противника безоговорочной капитуляции, Чтобы его знамена бросить к ногам Кремля. Но, засыпая в полночь, я вдруг вспоминаю что-то. Смежив тяжелые веки, вижу, как наяву: Я сплю, положив под голову Синявинские болота, А ноги мои упираются стихи военных лет Ладогу и в Неву. СТИХИ О МАЛЬЧИКЕ Мальчик стихи военных лет на окраине города Колпино. Много самых веселых и грустных историй накоплено Было им за рассказом случайным, за книжкой. По ночам ему снилось — дорога гремит и пылится И за конницей гонится рыжее пламя во ржи. А стихи военных лет выдумывал он небылицы — Просто так. И его обвиняли во лжи. Стихи военных лет этот мальчик солдатиков оловянных И другие веселые игры в войну, Но окопом казались ему придорожные котлованы, — А такая фантазия ставилась тоже в вину. Мальчик рос и мужал на тревожной, недоброй планете, И когда в сорок первом году, зимой, Был убит он, в его офицерском планшете Я нашел небольшое письмо домой. Над оврагом летели холодные белые тучи Вдоль последнего смертного рубежа. Предо мной умирал фантазер невезучий, На шинель кучерявую голову положа. А в письме были те же мальчишечьи небылицы. Только я улыбнуться не мог. Угол серой, исписанной плотно страницы Кровью намок. За спиной на ветру полыхающий Колпино, Горизонт в невеселом косом дыму. Много разных историй накоплено Было им. Да мы и не жили на свете, — Наш возраст в силу не вошел. Лишь первую о жизни фразу Успели занести в тетрадь,— С войны вернулись мы и сразу Заторопились умирать. Вдохновлялись сталинскими планами, Устремлялись в сталинскую высь, Были мы с тобой однополчанами, Стихи военных лет знамени клялись. Шли, сопровождаемые взрывами, По всеобщей и ничьей вине. О, какими были б мы счастливыми, Если б нас убили на войне. И наконец я перестал читать Плохие книги и сдавать в печать Передчерновиковые наброски И обольщаться ложной простотой. Как мог предположить, что дотяну Через войну кровавую, сквозь гноище Туда, туда, где ни одно окно еще Не гасло по ночам, где виден весь Со смотровой, или почти с двухсотого Манхеттен — карнавальный разворот его, Из Ван-Дер-Роэ, Сван и Райта смесь. А жил, как жил — безбытно: Ни ад, ни благодать, — И было любопытно Все это наблюдать.

Также смотрите:

Комментарии:
  • Наталья Лукашевичене

    20.11.2015